КОСИНО (Старое Косино)

В Москве много рек, речек, ручьев, прудов, но вот озер практически нет. Едва ли не единственным исключением на карте Москвы - озера в Косино: Черное озеро, Святое озеро, Белое озеро. Косино было одним из древнейших сел Подмосковья.

С 1985 года поселок Косино отошел к Москве, влился в территорию Перовского района (ныне Восточного административного округа). Имеет население 15000 чел.

Пока не появился новый район - Кожухово.

История же этого бывшего ближайшего Подмосковья необыкновенно богата событиями, имеющими прямое отношение к истории русского государства. Богаты ими и его ближайшие окрестности. Очень трудно говорить о времени возникновения Косина. Обратимся к известным, хотя и очень незначительным данным, из которых ясно только одно, что жили в Триозерье люди с очень давних времен.

На территории Косина и его окрестностей в конце прошлого века были обнаружены 4 группы курганов (всего их 15) и 2 неолитические стоянки. Люди так называемой абашевской культуры эпохи бронзы жили здесь еще во 2-м тысячелетии до н.э. Три группы курганов, находящихся между Белым и Святым озерами, раскопаны, а одна группа — близ Жулебино - еще ждет раскопок. Обнаруженные в косинских курганах предметы находятся в музее антропологии Московского Государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В период с VII века до нашей эры по VII век нашей эры, эту территорию занимали люди так называемой "дьяковской культуры", принадлежащие к финно-угорской языковой группе. На территории Косина появились эстонские, финские и мордовские племена. К концу периода на эту территорию пришли племена литовской группы (балтские), а затем племя голенды (голядь), первоначальные поселения которых обнаружены в Мазовии. Название этого племени сохранилось в речке Голеди, что течет по территории Косина. Голенды и финны не знали земледелия. Они были охотниками, а дремучие леса, окружающие Трехозерье, были прекрасными охотничьими угодьями.

Славяне появились на этой территории только в VIII веке нашей эры.Это были племена вятичей, пришедшие с юга. Украшения, найденные в раскопанных курганах, имеющихся на территории Косина и его окрестностей, подтверждают это. После прихода вятичей остатки финно-угорской и балтской культур постепенно ассимилировались славянами. Доказательством наличия на этой территории населения различных этнических групп — расположение тел в захоронениях: славянские — головой на запад, неславянские — круговые.

Весной 1147 года в Москве встретились князья киевской династии Юрий Долгорукий — основатель Москвы — пригласил к себе новгород-северского князя Святослава, который, исполняя волю Юрия, завоевал "люди Голядь", живших на реке Протве. Сын Святослава, Олег, посланный отцом вперед, привел к Юрию толпу пленных голядцев. Юрий, лелеявший мысль об укреплении юго-западных границ своего княжества, был рад даровым рабочим рукам. Поселил он голядцев недалеко от косинских озер. Возможно, с тех пор и стала называться речка Голеденкой.

Происхождение названия «Косино» до сих пор неизвестно. Может быть оно балтское? Или финно-угорское? Так же, как и происхождение названия нашей столицы — «Москва», происхождение названия села Косино - загадка. Е.М. Поспелов, в своем топонимическом словаре, предполагает, что " название происходит от неканонического личного имени Коса или от фамилии Косин (Коса Красная, Ивашка Косин)".

Впервые название «Косино» обнаруживается в источниках XIV века, т. е. во времена образования Серпуховского княжества. Первый Великий князь Московский, собиратель Московского государства, Иван I Данилович "Калита"(княжил 1328—1340 гг.), раздавая уделы своим сыновьям, отдал своему младшему сыну Андрею Ивановичу в удел г. Серпухов. Сын его, Владимир Андреевич, расширил свои владения покупкой многих подмосковных сел и деревень и между ними упоминается село Косино с тремя озерами. ( другой источник утверждает, что "В своем завещании в 1336 году великий московский князь Иван Калита, распределяя свои владения между наследниками, отдал своей жене Ульяне среди прочих и "село у озера"). В завещании князя Владимира Андреевича Серпуховского в 1410 году село Косино упоминается как его вотчина: «А из московских сел да есмь княгине своей: Коломенское село со всеми луги и деревнями, Нагатинское со всеми дуги и деревнями, Косино с тремя озеры и Обухове. А в Косинском селе и Обухове княгиня моя вольна которому сына дати, а дети мои в те села не вступаются». После смерти князя Владимира Андреевича, в мае 1410 г., Косино перешло во владе­ние к его супруге, Елене Ольгердовне, дочери великого князя Литовского. Княгиня Елена Ольгердовна постриглась в монахини и вступила в Московский Рождественский девичий монастырь, а в 1452г. в своем духовном завещании передала Косино монастырю, и оно стало вотчиной Рождественского монастыря (по другим сведениям в 1433 году Елена Олеговна, вдова князя Владимира Андреевича, умирая, в своем завещании отказала "Косино с озеры" Рождественскому монастырю в Москве).

Следующее упоминание о Косине и его владельцах содержится в писцовых книгах
 1576—1578 гг. Косино здесь называется пустошью. Без сомнения, в Косине в то время уже была церковь, так как оно упоминается как село, но иногда в документах называется сельцом или пустошью. Первым священником в Косине, о котором упоминается в книге патриарших приказов, был отец Тимофей (1646—1670 гг.). В 1617 г. первый царь из дома Романовых — Михаил Федорович — передал по дарственной грамоте село Косино с храмом во имя Чудотворца Николая и с пятью крестьянскими дворами детям Василия Григорьевича Телепнева: Юрию, Степану и Даниле. В царствование Алексея Михайловича (1645—1676) владельцем села Косина Иваном Степановичем Телепневым в 1673 г. была построена маленькая деревянная церковь во имя святителя и чудотворца Николая вместо старого, древнего, обветшавшего. Эта прекрасная церковка простояла более 300 лет, так как была выстроена из очень толстых деревянных брусьев, обшита снаружи тесом, что и помогло ей простоять до наших дней. (Несколько лет назад она сгорела, а в настоящее время /уже порядка 10 лет/ восстановлена по старым чертежам).

Гордятся и твердо хранят жители Косина предание о пребывании здесь Петра Великого. Его потешный флот существовал уже в 1687 году в Преображенском потешном городке на Яузе. Яуза – река узкая, не устраивала Петра, и он перебрался на Просяной пруд, а затем в Косино на Белое озеро. Об этом косвенно свидетельствуют слова С. М. Соловьева из «публичных чтений о Петре Великом» (М., Наука, 1984): «...Вода — его любимая стихия, он ищет все больше простора на ней; из подмосковного пруда переходит на озеро, с одного меньшего озера на большее, от последнего к морю». (С. 45). Можно почти с уверенностью утверждать, что Соловьевым описан следующий путь Петра к большому российскому флоту: Просяной пруд — косинское Белое озеро — Переяславское озеро — Белое море. Здесь, в Косине, у восточного берега Белого озера и была построена верфь и пристань, о которой говорили деды. Тут плавали петровские карбасы и шнаки. Поэтому мы уверены, что Косино имеет касательство к зарождению русского флота. Но здесь Петр задержался недолго, его влекли более широкие масштабы плавания. Внимание его привлекло большое Переяславское озеро, куда и была перенесена вся потешная флотилия. Следы пристани, построенной Петром I, сохранялись долгое время. Старики-крестьяне точно указывали ее местонахождение. С переносом потешной флотилии па Переяславское озеро Петр не забывал Косина, приезжал помолиться, отдать дань церквушке, построенной в царствование его отца, Алексея Михайловича. В
 
1717 году Петром I была подарена косинскому храму икона, привезенная его ближайшим сподвижником, графом Борисом Петровичем Шереметевым, из города Модены (Италия), получившая поэтому название «Моденская». Впоследствии она прославилась многими чудесами и стала почитаемой не только в селе, но и далеко за его пределами.

Нашла отражение в окружающей Косино местности и Екатерининская эпоха. В нескольких километрах от Косина, за железной дорогой, на границе деревни
 Жулебино и бывшей деревни Выхино (теперь там большой мост для разворота автомобилей) стояла древняя деревянная о семи дубовых бревен невероятной толщины, сохранившаяся с Екатерининских времен изба, бывший постоялый двор, названная в память посещения ее великим полководцем А. В. Суворовым — «Суворовской». Как передавалось из поколения в поколение, Суворов с женой Варварой Ивановной (урожденной Прозоровской), навещая родственников жены — князей Голицыных в Кузьминках (село Влахернское) и князей Баратынских в Люберцах, заезжал на постоялый двор, который находился в старинной избе о семи бревнах. В деревне Жулебино, да и по всей округе, хозяев постоялого двора Кокориных с тех пор и прозывали не иначе, как Суворовы. Так это прозвище и осталось за ними до наших дней. (В настоящее время эта изба — ценнейшая достопримечательность данной местности как в архитектурном, так и в историческом отношении, зачем-то оторвана от родных мест и перенесена в Истринский Архитектурно-этнографический музей народного деревянного зодчества Московской области, где она, естественно, не может выполнять той огромной роли, которую должна была бы выполнять на ее родном месте, напоминая жителям о вехах русской истории в данном конкретном месте). Видела суворовская изба, как мимо нее (в начале ноября 1774 г. провезли плененного тем же Суворовым, закованного в цепи, Емельяна Ивановича Пугачева (казнен 10 января 1775 г. по ст. стилю);

Во владении
 Телепневых Косино находилось 197 лет: 
с 1617 г. по 1814 г., когда последняя владелица села Косина из рода Телепневых, Елена Васильевна Телепнева, продала Косино со всеми угодьями и 29 душами мужского пола (женщины в счет не шли) богатому московскому купцу 1 гильдии и коммерции, советнику Дмитрию Александровичу Лухманову. Он приобрел село разоренным французами. Как купец, он не имел права владеть крепостными крестьянами на правах помещика, и поэтому владельцами Косина числились подставные лица. Так, с 1814 по 1820 год значится помещицей подпоручицаМарфа Афанасиевна Татаринова, 1821—1829 гг. — секунд-майор Иоанн Акимович Мальцев, 1830—1836 гг. — действительный статский советник и кавалер Павел Федорович Степанов, 1837—1848 гг. — вдова-капитанша Екатерина Афанасиевна Стараго-Милюкова. Наконец, высочайшим повелением государя императора Николая I 16 июля 1851 г., на 10 лет раньше царского манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости, косинские крестьяне были изъяты из владения Лухмановых и перечислены в крестьян государственных имуществ. Этот день — 16 июля — крестьяне праздновали как день освобо­ждения от крепостной зависимости — Вольный День.

В
 
1867 г. усадьбу со всеми пристройками (ныне территория Косииской трикотажной фабрики) и дачу на южном берегу Белого озера купило императорское техническое учи­лище, состоявшее в ведомстве императрицы Марии Федоровны. С переходом технического училища в 1886 г. в ведение Министерства народного просвещения, косинская дача осталась в ведомстве императрицы Марии и была передана воспитательному дому. Летом 1888 г. воспитанницы императорского Мариинского училища проживали на этой даче, но ведом­ство воспитательного дома признало косинскую дачу неудобной и продало ее с торгов. Усадьбу и дачу купил в 1889 г. московский купец 2-й гильдии и фабрикант Михаил Елисеевич Горбачев.

Косино — маленькая точка, затерявшаяся в дремучем лесу, среди болот и озер. Одно из этих озер — Святое и с ним связана легенда, передававшаяся из поколения в поколении и рассказанная нам дедами и родителями, старожилами Косина. В большей или меньшей степени ее знает каждый житель поселка.

«В давние и далекие времена, когда Русь раздирали междоусобные войны князей в борьбе за княжество, а христианская религия после крещения Руси (998 г.) еще не окрепла и шла борьба между религиозными сектами, бежал в косинские дремучие леса священник и жил здесь пустынником. Сюда же скрылся от княжеского и людского гнева разбойник. Однажды во время богослужения церковь с народом стала медленно опускаться, из-под земли выступила вода и залила все вокруг, образовалось озеро с непроходимым окружающим его болотом. И долго над поверхностью озера стоял купол с крестом, но и они постепенно скрылись под водой. Позже на этом озере всплыла икона Чудотворца Николая»

А вот как описывает эту легенду
 И. Цветков (Косинский священник середины XIX в.) легенду, в которой большое внимание уделяется Москве как городу будущего.

«...На том месте, где теперь озеро, в давнее время была среди лесов церковь, посвященная Божией Матери, устроенная поселившимся тут, ушедшим из одного города, разоренного междоусобной войной удельных князей, старцем-священником, уединение с которым разделил некто пустынник Букал и помогал священнику в совершении божественной службы. Впоследствии Букал поселился на месте нынешнего Московского Кремля, где в то время был дремучий бор, среди которого он и жил, по временам навещая своего друга, косинского пустынника. Однажды во время сна было ему видение, что на том месте, где теперь сосновый бор, среди которого он и жил, возникнет город Москва, который понесет много испытания от нашествия врагов и от пожаров, впоследствии же он прославится и будет выше всех городов русских. Долго размышлял Букал о своем видении и в таких мыслях пошел в пустынное Косино и поведал о своем видении старцу-священнику. Тогда они оба вошли в церковь и со слезами молили бога и его пречистую матерь за православный народ русский и за будущий град — Москву. Священник начал совершать божественную литургию, во время херувимской песни над ним явилась Божия Матерь, и церковь медленно стала опускаться в землю, из-под которой выступила вода, и образовалось озеро, которое слывет теперь в народе Святым, возлюбленным самою Божией Матерью. Пустынник же Букал, бывший свидетель сего дивного события, при начале опускания церкви и всей этой части земли вниз, отошел в сторону на более твердую почву. Когда же церковь и окружавшая оную местность земля совершенно погрузилась, и на этом месте образовалось озеро, он отправился в свой дремучий бор, на месте которого впоследствии действительно возник достопримечательный златоглавый Московский Кремль. Позже на этом озере, по преданию, явилась икона святителя Николая, во имя которого и был устроен первый в Косине храм».

К сожалению, сейчас озеро уже не предстает перед нами во всем своем величии. С северной его стороны возникли огороды и гаражи местных жителей, с восточной стороны во времена Хрущева была построена насосная станция для орошения близлежащих полей. О существовавшем некогда в этих местах «дремучего леса» нет даже и намека. Единственное, что осталось – топкое болото по периметру озера. Подойти к озеру ближе можно только с восточной стороны, возле насосной станции.

Каждый год, третьего июля, в день празднования «Моденской (Косинской)» иконы Божьей матери, к озеру совершается крестный ход и водосвятный молебен на самом озере.

КОСИНО в своем еще недавнем прошлом было одним из красивейших мест Подмосковья. Изобилие леса, воды и чистого воздуха и одновременно близость большого города привлекали в Косимо отдыхающих. Что же это за место — Косино? Начнем со старинных описаний.

Маленькое сельцо с церковью и помещичьей усадьбой расположено на берегу чистейшего Белого озера ледни­кового происхождения. К северу от Белого озера — Черное озеро, окруженное топким непроходимым болотом, заросшим кустарником и низкорослыми деревьями.

К востоку от маленького сельца, также среди топкого болота и дремучего леса, бле­стело чистейшее зеркало Святого озера. Оно уже в то глубокое время, благодаря целебно­сти вод, играло немалую роль в известности Косина далеко за пределами московского кня­жества. По преданию, водами этого озера лечили свои раны воины, возвращавшиеся с Куликовской битвы.

Святое озеро имело круглую форму. Кругом на 200—250 м трясина, на которой росли малорослые деревья. На болоте было очень много крупной клюквы, но собирать ее люди боялись, так как трясина таила опасность провалиться и утонуть. Дно озера было покрыто толстым слоем ила. Оно имело ту особенность, что никогда не цвело. Вода в нем была всегда холодная, чистая, очень прозрачная и хороша на вкус. (Вода Святого озера целебна: донный ил содержит в своем составе йод, серебро, бром). Крестьяне в старину лечили ре­вматизм и различные кожные заболевания, натираясь илом и обливаясь озерной водой.

А вот какое было село Косино при наших дедах и прадедах. Поля располагались вокруг села, которое тянулось с юга на север. От железной дороги с восточной стороны было болото, дальше шло поле, за полем — сосновый бор. Сразу же за дворами крестьян, живущих на восточной стороне селения, начинался лиственный, смешанный лес с ласковым на­званием «Караванчик».0н вплотную подступал к дворам, изобиловал грибами и был любимым лесом косинской детворы. Летом ребятишки со всего села собирались там, играли в казаки-разбойники. Лесные массивы в основном располагались с восточной стороны села вперемежку с по­лями. Каждое поле и лес имели свое название. Так, поля были: Жулебинское, Выхинское, Кожуховское, Береснюшка, Пожарище, Крутицкое, Владыченское, Морозовское и дру­гие. А леса назывались: Караванчик, Ельня, Сеча, Кожуховский, Бор, Орешник, Морозовский лес, Новокосинский бор. В настоящее время частично сохранились как напоминание о некогда непроходимых лесах Ельник и Кожуховский лес в малых размерах.

В северной части села, с восточной его стороны находилось «Поганое болото», получившее свое название в
 
1812 году. Сразу за болотом был орешник, богатырские кусты которого удивляли и радовали, а косинские ребятишки получали истинное удовольствие, собирая и щелкая орешки. И все это не более как в 100 м от дома.

С западной стороны села расположились два озера: Белое и Черное. Черное озеро было окаймлено болотом, изобиловало кочками и «окнами» в трясине. Водились ядовитые змеи. Для крестьян большой неприятностью было, когда в это болото попадал скот: спасти животное было трудно. Подход к Черному озеру был только со стороны
 
морозовской дачи. Там была тропинка, но ходили по ней исключительно опытные, знающие люди. Детям строго запрещалось подходить к болоту у Черного озера. В озере водилась рыба, но ее не ловили. В нем и не купались, так как мелководного берега у озера не было, а сразу глубина и трясина; дно же — торфяное, илистое. С северной стороны Черного озера бьет родник с очень вкусной прозрачной холодной водой. Он сохранился до наших дней. (Население и сейчас ходит со всего поселка на род­ник за водой на чай. Какой-то добрый человек поддерживает на роднике порядок, и часто доводится слышать слова благодарности от людей в адрес неизвестного).

Между Черным озером и Белым располагалось болото. В Великую Отечественную войну
 
1941—1945 гг. и несколько лет после нее в этом болоте добывался торф, в результате чего образовались искусственные водоемы.
Тот водоем, что теперь люди по привычке называют Черным озером, как раз и есть бывшее место добычи торфа. Историческое Черное озеро находится севернее.
А позднее был прорыт узкий канальчик, соединивший Черное озеро с Белым. В результате торфяная мутная вода хлынула в ключевое Белое озеро, и трудно теперь назвать это озеро «Белым» с его мутной и непрозрачной водой.
Еще совсем недавно Белое озеро было исключительно чистым.
 
В 1996-1997 году озеро каким-то образом прочистили, и оно предстало перед нами во всей своей красе: кристально чистая вода, видимость в которой составляла несколько метров и идеально чистые берега. К сожалению больше такого не повторялось.
Крестьяне почти круглый год, за исключением короткого летнего купального сезона, пили из Белого озера воду, которая обладала исключительной мягкостью и хорошим вкусом. (Теперь уже этого не скажешь, и озеро постепенно теряет свое название). Крестьяне очень следили за озером, заботились об его чистоте и ежегодно весной чистили, сетями выбирая все посторонние предметы и различную грязь. Рыбу, попавшую в сети, выпускали обратно в озеро.

Западнее...
Речь идет скорее о нынешнем Черном озере. Если же автор имел в виду историческое озеро, то данное ей направление пришлось бы подкорректировать на юго-западное.
...Черного озера была березовая роща и сосновый бор, доходящий до Кускова. В лесу стояла белая двухэтажная деревянная дача фабриканта Морозова с прудом, парком и липовыми аллеями. По соседству с имением Морозова находилось поле косинских крестьян, называемое «Морозовским». (В настоящее время на этом месте жилой массив Перовского района г. Москвы).

Западный берег Белого озера во второй половине XIX в., как уже говорилось выше, начал застраиваться дачами. Они располагались очень близко к берегу озера, среди вековых деревьев. Огромной высоты дубы, липы, березы и орешник — оставшиеся представители древнего, некогда дремучего непроходимого леса! Деревья-патриархи! И воздух в этом месте всегда был особенный. (Теперь он, конечно, не тот из-за обилия транспорта и близости окружной автодороги). Позади заозерных дач находилось поле, называемое «Заозерным» (в настоящее время здесь стадион, и сильно загрязняющая эту прекрасную местность стоянка личных автомобилей - ликвидирована в 2001 по решению Правительства Москвы за несоблюдение условий лицензии). За этим полем протекала древняя речушка
 Голядянка. Задевая край Выхина, она направляла свой бег к Кузьминским прудам.

С середины XIX в. облик Косина начал резко меняться. Одно из самых красивых мест Подмосковья с изобилием леса, воды и чистого воздуха, близости города привлекали в Косино отдыхающих. Появилось много желающих получить здесь участок, село стало застраиваться дачами. Они появились прежде всего на южном и западном берегах Белого озера. Затем появились своего рода «выселки» — молодой дачный поселок
 Новое Косино, расположенное в сосновом бору, к северу от основного села. Дачи там были одна красивее другой.

К югу от Белого озера также располагались дачи, построенные в это же время (сейчас это улицы: Набережная, Красносолнечная, Полевая). На Набережной, в одной из них (даче М. Е. Горбачева) с 20-х годов находилась Косинская биологическая станция Московского общества испытателей природы (МОИП), основанная в 1908 году профессором Московского Университета Г. А. Кожевниковым. (Она была закрыта по неизвестным причинам в феврале 1941 года). За вышеназванными дачами, ближе к железной дороге, располагалось поле — Жулебинское, а за ним, до самой линии железной дороги, тянулось болото. (Оно частично сохранилось, несколько лет назад здесь были вырыты искусственные
 пруды-отстойники).
Пять лет назад, после прокладки газопровода, исчезло и это болото, превратившись в свалку строительного мусора.

15 октября 1999 В СТАРОМ КОСИНО ОСВЯЩЕН ВОССТАНОВЛЕННЫЙ РОДНИК

Освящение восстановленного родника состоялось в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Расчищен и благоустроен еще один из живительных источников на Московской земле. Местные жители нашли о нем упоминание, относящееся к XVI веку. Ключ питает речку
 Рудневку. С большой любовью оформлен выход родника. Песчаную почву вокруг него выложили булыжником, принесенным окрестными жителями. Перед иконкой Пресвятой Богородицы "Живоносный источник", вставленной в каменный киот, всегда горят свечи. Рядом посадили кусты ежевики.....



Абашевская культура
 

В эпоху позднего бронзового века, в середине II тысячелетия до нашей эры в Подмосковье проникают носители абашевской культуры (названа по могильнику Абашево в Чувашии). Могильники и поселения этой культуры распространены также чрезвычайно широко – от левобережья Днепра на западе, до реки Тобол на востоке. В Подмосковье известно несколько могильников, поселения же пока не найдены.

Экономика абашевцев строилась преимущественно на скотоводстве с подчиненным значением земледелия (известны находки костей крупного и мелкого рогатого скота, свиньи, лошади). В северных районах, куда входило и Подмосковье, они вели достаточно подвижный, пастушеский способ ведения скотоводческого хозяйства. В более южных областях отмечена тенденция к ведению оседлого скотоводческо-земледельческого хозяйства. Использование абашевцами лошадей в транспортных и военных целях также способствовало распространению их на значительные территории. Это население первым в достаточно масштабном объеме начало освоение уральских, зауральских и поволжских месторождений меди.

Для абашевского населения характерны погребения в ямах, над которыми сверху возводились насыпи и устраивались ограждения, как вокруг одной, так и нескольких могил. В погребальном обряде также прослеживаются следы культа огня, как и у предыдущей культуры (ссыпание в могилу горящих углей), жертвоприношения животных.


Дьяковская археологическая культура

Историческая эпоха, начинающаяся на территории современной Москвы и Подмосковья на рубеже IX-VII веков до нашей эры, когда на смену бронзе пришло использование железа, называется железным веком (наиболее ярким представителем этого времени была так называемая дьяковская археологическая культура, названная так по селу
 Дьякову (ныне - район Коломенское), где во время раскопок впервые были обнаружены ее следы).


Вятичи

Вятичи, древнерусское племя, жившее в части бассейна р. Оки. Родоначальником В. летопись считает легендарного Вятко: «А Вятко седе с родом своим по Оце, от него же прозвашася вятичи». Вятичи занимались земледелием и скотоводством; до 10—11 вв. у Вятичей сохранялся патриархально-родовой строй, в 11—14 вв. развивались феодальные отношения. В 9—10 вв. Вятичи платили дань хазарам, позже — киевским князьям, но до начала 12 в. Вятичи отстаивали свою политическую независимость. В 11—12 вв. на земле Вятичей возник ряд ремесленных городов — Москва, Колтеск, Дедослав, Неринск и др. Во 2-й половине 12 в. земля Вятичей была поделена между суздальскими и черниговскими князьями. В 14 в. Вятичи в летописях больше не упоминаются. Ранние курганы Вятичей, содержащие трупосожжения, известны по верхней Оке и на верхнем Дону. Они содержат по нескольку погребений родичей. Языческий обряд погребения сохранялся до 14 в. От 12—14 вв. дошли многочисленные небольшие курганы Вятичей с трупоположениями.

Лит.: Арциховский А. В., Курганы вятичей, М., 1930; Третьяков П. Н., Восточнославянские племена, 2 изд., М., 1953.


Голядь
 

Голядь, балтийское племя, упоминаемое в русских летописях 11—12 вв.; жило в бассейне реки Протвы, правого притока реки Москвы, между вятичами и кривичами. В 12 в. большинство Г. было ассимилировано славянами.


Пруды-отстойники
 

Все-таки повезло Косинскому триозерью. 26 лет главным инженером-мелиоратором совхоза имени Моссовета работал Владимир Алексеевич Жидков. По долгу службы он обеспечивал орошение овощных угодий совхоза. Вода бралась прямо из озер. Значит, надо было заботиться о ее запасах. Для этого Жидков распорядился закрыть на Святом озере сбросный канал, и объем воды увеличился. На Черном озере были затоплены торфяные каналы, образовавшиеся при добыче торфа во время войны. Для этого построили плотину на сбросном канале. В результате был создан как бы второй этаж воды в озере, и вода из Черного стала поступать в Белое озеро. Энтузиаст защиты природы Туренко при содействии Жидкова организовал подсыпку грунта на пониженный берег Белого озера, чтобы вода из него не вытекала. В результате площадь Черного озера, сократившаяся к пятидесятым годам до жалких полутора гектаров, выросла до тридцати пяти, а Святого - с восьми гектаров до двадцати семи.

Жидков создал пруды-регуляторы, принимающие все дренажные и поверхностные воды, то есть всю грязь, затем сбрасываемую в пруды-отстойники на жулебинских землях, где улавливаются нефтяные продукты, потом условно чистая вода поступает по реке Чурилихе
 в Кузьминские пруды.

«...Общество "Рыболов-спортсмен" прорыло на перешейке канал, соединивший Черное и Белое озера, и рыба из Белого плывет на нерест в Черное, где есть растительность..».

 

 
 

 
 

 

+7 (985) 210 05 18

   

 

renting@mail.ru

 
 

arenda.sz3.ru

 
 
 
 

Copyright © 2011 Rent House